Форма входа

Поиск

Календарь

«  Сентябрь 2009  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
282930

Наш опрос

Оцените мой сайт
Всего ответов: 25

Мини-чат

Статистика


Cейчас на сайте 1
Гостей: 1
Зареганых: 0
ВИКТОР ВЕРЖБИЦКИЙ
Пятница, 19.10.2018, 23:45
Приветствую Вас Гость
Главная | Регистрация | Вход | RSS
Главная » 2009 » Сентябрь » 3 » Луи, Шепилов, Михоэлс...
01:06
Луи, Шепилов, Михоэлс...
Новый исторический телевизионный продукт готовится специально для Первого канала
 



Это пять проектов по четыре серии в каждом, сделанные в жанре "докудрамы": "Заговор маршала", "Земля обетованная от Иосифа Сталина", "И примкнувший к ним Шепилов", "В одном шаге от Третьей мировой войны" и "Осведомленный источник в Москве". Каждый из них посвящен отдельному историческому персонажу. Герои - маршал Тухачевский, Алексей Большаков, Виктор Луи, Дмитрий Шепилов и другие. Снимает "докудрамы" компания "АМЕДИА". Алексей Волин - главный автор и сопродюсер исторических новинок - рассказал о них обозревателю "РГ".

Российская газета:  Алексей Константинович, "докудрама" - жанр, которым всерьез увлеклись некоторое время назад. Например, на том же Первом канале был фильм "Светлана" о дочери Сталина. На канале даже говорят, мол, мы называем эти работы не "докудрама", а большие проекты. Почему к вам поступил заказ на такие "большие проекты"?

Алексей Волин: Потому что мы были одними из инициаторов этих проектов и обсуждали их с каналом на протяжении последних лет трех. По крайней мере, здесь впервые прозвучала идея о художественной реконструкции исторических событий, причем с минимальным привлечением интервью экспертов и очевидцев. То есть фильмы сделаны не так, та же "Светлана" - кусок документальный, кусок игровой. Мы все-таки исходили из того, что оптимально удобной для зрителя формой является игровая. 
 

При этом "докудрама" или большие исторические проекты - это совершенно не новая форма. И в советском телевизионном прошлом она существовала, когда было сочетание игровых сцен с небольшими вкраплениями документалистики и закадрового текста. Примером такого гигантского проекта было "Освобождение" Юрия Озерова, где были как вымышленные герои, так и реальные действующие лица. Мы и исходили из того, что это - лучший формат: когда, в основном, игровое кино, но сценарий и роли актеров базируются на исторических событиях и фактах.

РГ:  То есть предложение снять подобные фильмы - ваше?

Волин: По поводу жанра мы говорили, что он нам интересен. Несколько тем были предложены нами, в частности, тема Тухачевского и заговоров 1937 года. Мы предлагали историю про использование Сталиным еврейских организаций во время Второй мировой войны и после нее, включая участие СССР в создании государства Израиль. А также - идею антихрущевского заговора 1957 года, из которой родился Шепилов. У Константина Эрнста было две собственных идеи, которые он предложил нам делать. Это касалось Алексея Большакова - человека, который выступил связным между Кеннеди и Хрущевым во время Карибского кризиса. И это история о Викторе Луи - советском журналисте, работавшем на зарубежные издания, через которые на протяжении более чем 20 лет организовывался санкционированный "слив" правильной информации на Запад. Включая публикацию исправленных мемуаров Хрущева и Аллилуевой и отдельных деликатных международных как информационных, так и политических миссий, которые нельзя было решить на дипломатическом уровне.

РГ:  Я так понимаю, что вы первым делом взялись за те идеи, которые предложил Эрнст?

Волин: Первым делом я взялся за ту идею, которую предложил сам. Потому что мое появление в компании "АМЕДИА" случилось больше двух лет назад из-за того, что у меня родилась идея сделать фильм о заговоре Тухачевского.

РГ: Но ведь зрители привыкли, что "АМЕДИА" - это сериалы, такие, как "Моя прекрасная няня". И продукция компании совсем другого плана, чем "докудрамы".
Волин: За свою историю компания делала не только сериалы и телероманы. Она разнообразила свою продуктовую линейку. Были и мини-сериалы, в частности, "Общая терапия", и вертикальные сериалы - "Морозов". Компания снимала и сериалы премиум-класса, такие, как "Короли игры", который делался для СТС, а также проводила эксперименты с полнометражным кино и мультипликацией. Так что говорить, что "АМЕДИА" - это только телемыло…

РГ: Но документалистика - это впервые. Или я что-то пропустила?

Волин: Был опыт: для Первого канала делался один продукт. Он касался событий 1953 года, связанных с Берией. Я не принимал в нем участие ни как автор, ни как сопродюсер. Но в этом направлении компания заходила. Точно так же, если говорить о проекте "Земля обетованная от Иосифа Сталина", то начало его разработки происходило до меня. Но оно больше концентрировалось на личности самого Соломона Михоэлса. Но на тот момент, когда решилось, что делать кино только о нем будет не очень интересно, я уже принимал участие в сведении нескольких вариантов сценария. В том числе на переориентации его непосредственно с истории Михоэлса на историю взаимоотношений советского руководства с еврейскими организациями.

РГ: Сейчас в документалистике, наоборот, все отказываются от реконструкции событий, потому что - кризис, а это - вещь дорогостоящая. Как вы решили проблему?

Волин:  Снимаем несколько проектов в пакете, что позволяет несколько снизить издержки. Что касается самой документалистики, то, на мой взгляд, она в старом понимании уже потеряла интерес для специализирующегося на ней зрителя. Потому что я, как большой любитель документального кино, могу сказать, что за последние несколько лет не видел ни одного нового кадра.

РГ:  Это при том, что запускаются такие громкие проекты - "новое слово в документальном кино"?

Волин: Мы говорим только про документальное кино. Это хроника, то, что было снято. Все возможные кадры, которые были сняты в период от 20-х до 60-х годов, уже были показаны. Сегодняшние "новинки" - это лишь известный видеоряд, снабженный другим монтажом и дикторским текстом. Слушать рассказ очередного эксперта или историка несколько скучновато. Уже не говоря о том, что, глядя телевизор, хочется видеть новую картинку и действие. 

Более того, практика показывает, что чем больше вы привлекаете к участию в вашем проекте историков и профессионалов, тем более запутанной становится картина для зрителя. Потому что нет двух историков, которые бы одинаково трактовали одно и то же событие, равно как и нет двух очевидцев, которые про то, что наблюдали, сказали бы одну и ту же вещь. У каждого появляется свое видение. Поэтому мы решили, что можно показать зрителю нашу версию реконструкции исторических событий.

РГ: Но все-таки - то, что она дорогостоящая - как вы выходили из ситуации? Просто не брали звезд?

Волин: Как это? А Вержбицкий - Виктор Луи по-вашему не звезда? А Валерий Гаркалин - Михоэлс? А Юрий Васильев - Дмитрий Шепилов? А Ольга Ломоносова - Дженифер Луи? Большинство актеров уже с именем, достаточно неплохо себя зарекомендовавших. Считаю, что такая реконструкция обходится не очень дорого. В бюджет укладываемся.

РГ: Снимать исторические фильмы - весьма ответственное дело. Вы представляете, какая будет реакция и со стороны историков, тем более что вы говорите, что будет мало комментариев? А также со стороны коллег-документалистов?

Волин: Меня интересует исключительно реакция аудитории. Что касается реакции историков, у меня в дипломе написано: "Историк".

РГ: Но консультанты…

Волин: Они только запутывают. Мы общались с большим количеством историков. И вот вам пример. Берем эпоху 20 - 40-х годов. Есть видный историк Юрий Жуков. И был, к сожалению, уже ушел из жизни, крупный специалист по той эпохе Вадим Роговин. Почитайте книги Жукова - одна ситуация. Роговина - прямо противоположная. Поэтому в какой-то момент нужно абстрагироваться от одного и другого.

РГ: Тогда у меня вопрос - а что такое историческая правда и существует ли она?

Волин: Ее нет!

РГ: То есть можно выдумывать все, что хочешь?

Волин: Выдумывать нельзя! Можно выстраивать факты, которые известны, прописаны и опубликованы. Есть такая наука источниковедение. Берется набор фактов и выясняется, насколько логично они дополняют друг друга. Потому что самый главный вопрос, на который нужно ответить - "Почему?"
По сути дела, наука история - та же драматургия. А вы становитесь на позицию Станиславского: я этому верю или нет? Потому что как было, не знает никто.

РГ:  У нас в газете работает внучка Рокоссовского. За то время, что я ее знаю, каждый год снимается по одному, а то и по два фильма о Рокоссовском. И о том же Тухачевском снято-переснято.

Волин: Я еще не видел ни одного фильма про Тухачевского, в котором бы показывалось и доказывалось, что заговор был! А я абсолютно уверен в том, что это было так. Если предположить, что маршалы и генералы отправились на смерть просто, как скот на убой, ничего не попытавшись сделать… то грош цена таким маршалам и генералам.

Я не знаю ни одного фильма, который был бы снят про Шепилова. Равно как я не знаю ни одного, который был бы посвящен историям попытки сместить Хрущева в 57 году. Уже не говоря о том, что я не верю в ставшую классической историю о том, как в 1957 году собрался президиум ЦК и Екатерина Фурцева вышла под предлогом, что ей нужно в дамскую комнату, позвонила Жукову, и тот в течение нескольких часов привез на самолетах Минтранспортной авиации в Москву членов ЦК, которые собрались на пленум и отменили решение президиума об отставке Хрущева. Я не верю, что у нас в стране без предварительной подготовки можно было найти такое количество транспортных самолетов, обнаружить членов ЦК и оперативно отправить их в Москву. Поэтому я являюсь сторонником версии о том, что Хрущев провоцировал своих противников на выступление против него на президиуме. А самолеты уже были наготове.

Если говорить про "Землю обетованную от Иосифа Сталина", то у нас не было ничего о том, как Сталин посылал Михоэлса дезинформировать американцев в 1942 году. Что-то конечно в документалистике рассказывалось, но не было лент, рассказывающих о том, каким образом Советский Союз стабильно помогал государству Израиль и поставлял туда оружие для борьбы с англичанами и арабами.

Про Виктора Луи - вообще не было снято ни кадра. Карибский кризис - да, это более-менее отработанная тема, но непосредственно про Алексея Большакова тоже в кино никто ничего не рассказывал.

РГ:  Как вы представляете себе показ этих фильмов на ТВ?

Волин:  Это решать каналу. Но так как Первый заказал по четыре серии каждый, то могу предположить, что будут показывать один фильм в неделю. То, что колоссальное количество историков будет возражать, что это было не так, - мы к этому готовы. Летом мы уже закончим работу. А когда фильмы будут в эфире - тоже вопрос к каналу.

Опубликовано на сайте rg.ru 18 июня 2009 г.


Просмотров: 1216 | Добавил: Krista_Zavulona | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: